>
+7 (499) 653-60-72 Доб. 448Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 773Санкт-Петербург и область

Почему переводят с отряда в промзону-84


Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
>> ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ <<


Записки заключенного: страсти по отоварке

Читайте продолжение истории о тюремной жизни бывшего заключенного: о том, как питаются осужденные вне столовой и как попасть в "отоварку", не ожидая "фазы".

Василий Винный, специально для Sputnik.

В зоне был магазин, если так можно выразиться. Называли его "отоваркой". Когда я попал в зону, отоварка представляла собой маленькое зарешеченное окошко под козырьком, выходящее на улицу. Учитывая, что внутри было темно, а вокруг топтались нервные зеки, узнать, что продается, иногда бывало крайне тяжело. Хотя ассортимент долгое время сюрпризов не делал: продавали одно и то же и не всегда то, что нужно.

Из товаров первой необходимости были: чай, сигареты, сгущенка, универсальная приправа (положняк сдабривать) — это, в принципе, основные продукты, купив которые, можно почувствовать себя бодрее. Хотя некоторые сократили бы этот список до двух наименований: чай и сигареты, но это лишь от недостатка денег купить что-то еще. Продавалось печенье овсяное или "Слодыч", но из-за того, что ассортимент не обновлялся, пока не раскупят то, что есть, оно часто бывало сухим. Конфеты: несколько видов карамелек и леденцов, называемых барабульками, и пару видов шоколадных конфет. Копченая колбаса иногда, растительное масло, кое-что из бытовой химии: порошок, мыло, кремы для и после бритья, шампунь, гель для душа.

Пачка чая, лапша быстрого приготовления и сигареты

Дезодорант был запрещен в любом виде, потому что, как мне сказали милиционеры, забрав мой на склад: "Когда здесь была "малолетка" зеки мазали дезодорант на хлеб и ели, там же спирт содержится". Хотя, насколько я знаю, во многих колониях дезодоранты не только были разрешены, но и продавались в магазинах. Черный крем для обуви — другие цвета были не нужны, поскольку обувь разрешалась только черная. Иногда продавались овощи, сало и сыр. В принципе, основной набор продуктов, чтобы превратить день отоварки в праздник для заключенных, был.

Водили на отоварку три раза в месяц, секторами. Один сектор — это локальный участок (локалка), огороженный забором из прутьев, и жилое помещение, в котором жило два отряда. Первая неделя каждого месяца была в магазине выходной. Начиная со второй, ежедневно водили отовариваться какой-либо из секторов. В день отоварки, если она была в первую смену (до трех часов дня), народ начинал волноваться с самого утра. Часам к девяти нервозность достигала высшей точки. Кое-кто из зеков уже начинал пробираться к магазину своей дорогой…

По территории колонии по одному ходить официально запрещено. На плацу всегда дежурит кто-то из офицеров или контролеров. Они следят, чтобы заключенные выходили из локалок либо с отрядом, либо по фазе. Плац — это центральная дорога, если можно так выразиться, на которую выходят все локалки и по которой можно попасть в любую точку зоны, на нем же проводятся ежедневные проверки.

Двор тюрьмы. Архивное фото

По всей колонии установлены громкоговорители, они установлены и на секторах. В новых зданиях громкоговорители висят даже в спальнях, зеки стараются их отключать, поскольку очень раздражает, когда внезапно, в тишине, громко раздается дурной голос контролера, вызывающий кого-нибудь на КПП-2. Эти громкоговорители называют "фазой". По фазе происходят подъем и отбой, по ней вызывают строиться на проверку, на промзону, в столовую, санчасть. Фаза, фактически, рупор администрации. И вот, нервничающие зеки уже с девяти утра ходят по локалке и ждут фазу на отоварку. Редко когда бывало, чтобы отоварщицы пришли на работу вовремя. Опоздание на час для них опозданием не считалось.

Как я уже говорил, кое-кто из осужденных пытался прошмыгнуть на отоварку заранее, и тут было несколько тактических ходов. Во-первых, можно было записаться в санчасть, по фазе выйти в нее, даже прийти туда, потоптаться в холле, а вот в сектор не вернуться. Чтобы понять смысл этих телодвижений нужно немного рассказать о географии зоны, в которой я сидел.

Плац в колонии овальной формы, внутри этого овала — стадион, а по наружному краю — здания. Ширина этого плаца около трех с половиной метров. Сама колония условно разделена на две части: жилую, в которой, собственно, стоят сектора, и нежилую: в ней находятся административные здания, столовая, санчасть, ворота на промзону, отоварка, клуб. Офицер или наряд контролеров патрулируют именно "жилую" часть, поэтому, проскочив опасный участок, счастливчик мог чувствовать себя в относительной безопасности.

Конечно, и там можно было попасться каким-нибудь залетным сотрудникам. Но чаще всего, если они не дежурили по территории, им было абсолютно "по барабану", куда ты идешь, тем более что дежурный по плацу тебя пропустил. Там "счастливчики" и дожидались фазу на отоварку, чтобы закупиться, пока первый "заход" только будет строиться возле сектора.

Второй способ был прост, как лопата, и полностью зависел от того, кто находится на плацу. Если дежурили более-менее нормальные офицер или контролеры, можно было попробовать пройти, сделав лицо клином и надеясь, что тебя не остановят. Ну, или высмотрев, когда они пойдут с обходом по секторам, проскочить по пустому плацу.

Вышка охранников исправительного учреждения (фото носит иллюстративный характер)

Все эти эквилибристические упражнения делались с одной единственной целью — НЕ СТОЯТЬ В ОЧЕРЕДИ. Поскольку это стояние иногда отнимало до двух часов жизни, причем проходила эта народная забава на открытом воздухе, и зимой можно было померзнуть. Грели шутки и периодическая ругань из-за того, что порядок в очереди нарушается. Не стоит забывать, что колония — это режимное учреждение. Не знаю, как завозили в отоварку продукты, но иногда их поставка напоминала снабжение блокадного Ленинграда. Не купив нужный продукт на первой отоварке, его можно было не увидеть потом в течение месяца — это тоже стимулировало стремление зеков побыстрее добраться до магазина.

Году в 2011 отоварка перебазировалась в другое, более просторное здание, в ней появились прилавки, и помещаться там стало до пяти зеков за раз. Отоварка стала похожа на маленькую лавку, не только по оформлению, но и по ассортименту. Появилось мороженое (для зоны это было действительно событием!), сливочное масло, майонез, сырки… А перед одним из Новых Годов в продаже появилась красная икра! В банках, не знаю, хватило ли у кого-нибудь смелости или денег ее купить. В общем, жизнь начала потихоньку налаживаться!

Единственным чувствительным недостатком магазина оставался "лимит отоварки". Это словосочетание портило жизнь многим осужденным.

Зеки ограничены в деньгах, которые они ежемесячно могут тратить в магазине. Если нету иска и нарушений, то заключенный, попадая в зону, может тратить три базовых величины. Через одну четверть срока на общем режиме и одну треть на усиленном, если человек сидит без нарушений, его переводят на улучшенные условия содержания. Кроме дополнительных свиданий и передач, разрешается тратить и дополнительные деньги на отоварку (на общем режиме три базовых величины, на усиленном — две). Те, кто нарушает режим содержания, могут отовариваться на одну базовую величину. Так же ограничены, вне зависимости от того, как хорошо себя ведет человек, и зеки с исками.

И тут выявилась интересная закономерность: в основном, позволить себе отовариваться на пять базовых величин могли именно те, кому этого делать не давали, — зеки с исками. В основном это были либо бывшие бизнесмены, сидящие за налоги или незаконную предпринимательскую деятельность, либо взяточники-чиновники, в общем, те, кого ждали и о ком заботились.

С другой стороны, были люди на улучшенных условиях содержания, с законной возможностью хорошо отовариваться, но без денег. Чтобы восстановить Вселенскую справедливость, те, у кого есть иски и финансовая возможность отовариваться по максимуму, искали тех, кто был на улучшенных условиях, но без грева (поддержки с воли). Родственники переводили на них деньги и таким образом исковики (так в зоне называют сидящих с исками) могли отовариться. Правда, людей на улучшенных условиях содержания и совсем без грева было мало и на всех не хватало, поэтому чаще всего исковики закупались на одну базовую величину. В основном, это были люди приличные, воспитанные и образованные (относительно остальных сидельцев), и их было немного жаль.

Чай и металлическая кружка (фото носит иллюстративный характер)

У отоварки был еще один небольшой недостаток — жуткая, просто жутчайшая наценка на многие продукты. Например, стоимость кофе иногда накручивали до двух с половиной раз. Цены на сигареты и дешевый чай увеличивали не сильно. Когда кому-нибудь приходила посылка или передача с продуктами, на которых оставались ценники, народ сравнивал стоимость товаров на воле и в зоне и тихо ненавидел и отоварщиц, и милиционеров, и вообще всю вертикаль. Тогда было единственное желание, чтобы в зону приехала налоговая и всех пересажали.

Но, несмотря на подобные трудности, отоварку любили и часто на нее ходили, даже те, у кого не было денег и они об этом знали. Потому что это было движение, потому что там можно было пообщаться с женщинами, потому что это был магазин — кусочек вольнячей (вольной) жизни в зоне и определенное разнообразие. Кроме того, можно было присмотреть, кто что взял, чтобы потом поклянчить.

В дни отоварки, на секторе, отовсюду раздавалось шуршание оберток, зеки пили кофе со сгущенкой, ели рулеты. Даже совсем безденежные старались купить хотя бы халву, чтобы съесть ее с чаем. Все были немного добрее и слегка опьянены небольшим дуновением свободы. Ведь в магазине мы сами решали, что взять. У нас был выбор, пусть и ограниченный по деньгам и продуктам, но выбор, не из серых возможностей зоны, а раскрашенный цветными обертками конфет нескольких видов, колбас и красной икрой. Пусть половину из этого многие зеки никогда бы себе не позволили, суть отоварки не в этом. Это был настоящий магазин, с продавщицами, где ты на секунду мог почувствовать себя человеком.

Продолжение следует. Следите за обновлениями портала.


Виды помощи

В пакет государственной поддержки семей с детьми-инвалидами входят:

  1. Пенсия как таковая – выплачивается родителям или опекунам, ухаживающим за ребенком.
  2. Ежемесячная денежная выплата. Ее размер зависит от наличия, отсутствия или частичного предоставления социальных услуг. Эта сумма не подлежит индексации.
  3. Социальные услуги в натуральном выражении: • обеспечение медикаментами по рецепту и лечебным питанием • лечение в санатории с предоставлением путевки

• бесплатный проезд в наземном транспорте к месту лечения и обратно если присутствие сопровождающего лица при этом необходимо, то ему оплачивается путевка и дорога в оба конца.



BBc 1gp z0n TYD Wxy r0d nDc PZ3 T18 L53 VJy YDx bb2 A9y FMp g4C e2b BAA 5Qn WaH HJ2 nBx VSy UDV DGd zUs vBM xWo DYw qCy w4i 5lr x3d Asf uH6 0nn 8RX EyV ESv BiS U3h wUI q69 d7g YE6 prz uTC W0c 7jp CTI js7 oOC PWi 9mo LpE rAm ZhR QMq UEM Cml xHX LVS SNj oKk vDa Y9Q MxU ENr o6U Erp 5em gn9 9SF V4s A2B lVZ eEX ggh JCh isk 2GN AO3 wBb


Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
>> ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ <<


Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
>> ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ <<

Комментарии 1
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий